rukella: (Default)
Интересно, как повлиял на мой характер факт того, что я родилась в день конституции? Сталинской конституции, уточню. Причем при мне она действовала еще четыре года, и маменька мне про это неоднократно говорила.

В очередной раз копаясь в предках, обнаружила-таки ту подмосковную деревню, откуда на рубеже XIX-XX веков свалило в тогдашний Петербург одно из деревьев моей раскидистой рощи. Их там уже не проживало, но полвека спустя в Круче был сельсовет колхоза - чтоб вы думали? - имени Сталина.

Нет, определенно я не с потолка взяла свой великодержавный шовинизм, вот что!
rukella: (Default)
Недостатки работы в преимущественно мужском коллективе: рашпиль тебе всегда дадут, а пилку для ногтей иной раз и попросить не у кого...
rukella: (Default)
Тот, который сидит в кустах наверху, выступая сегодня перед Федеральным собранием (и на то, и на другое мне наплевать), закончил свою речь так - "Уверен, так и будет!"
- Орстон!
- Мэратон! - эхом отдалось у меня в ушах. Жаль, до Альдо внешними параметрами не дотягивают...

rukella: (Default)
Тот, который сидит в кустах наверху, выступая сегодня перед Федеральным собранием (и на то, и на другое мне наплевать), закончил свою речь так - "Уверен, так и будет!"
- Орстон!
- Мэратон! - эхом отдалось у меня в ушах. Жаль, до Альдо внешними параметрами не дотягивают...

rukella: (Default)

Недальновидные люди, мои предки, не оставили мне в наследство ничего ценного или, на худой конец, изысканного. Ни тебе эскиза Маковского, ни кузнецовского (я уж молчу про Мейсен) фарфора, да что там – завалящего царского червонца не заныкали под половицей! Два прабабкиных зеркала разве что, благополучно переживших войны и революции, а все остальное – те самые простые вещи.

Пройдут годы, и кто-то презрительно бросит их в помойку, обозвав хламом. Не потащит за собой чье-то прошлое, давно уже умолкшее, поспешит избавиться от не вписывающихся в интерьер простых вещей. Но пока что и память жива, и они живы, храня тепло рук обычных людей, которых уже нет, но есть еще те, кто их знал.

Вот эти простые вещи – память о дедовом друге и коллеге, с которым они вместе работали в «почтовом ящике». О Павле Матвеевиче Шевченко. Не так давно подобные поделки из оргстекла, невероятной тонкости и вкуса, были во многих домах. Но теперь я все реже их встречаю... 
 





 Хочется думать, что всегда будут люди, любящие простые вещи...
 


rukella: (Default)

Недальновидные люди, мои предки, не оставили мне в наследство ничего ценного или, на худой конец, изысканного. Ни тебе эскиза Маковского, ни кузнецовского (я уж молчу про Мейсен) фарфора, да что там – завалящего царского червонца не заныкали под половицей! Два прабабкиных зеркала разве что, благополучно переживших войны и революции, а все остальное – те самые простые вещи.

Пройдут годы, и кто-то презрительно бросит их в помойку, обозвав хламом. Не потащит за собой чье-то прошлое, давно уже умолкшее, поспешит избавиться от не вписывающихся в интерьер простых вещей. Но пока что и память жива, и они живы, храня тепло рук обычных людей, которых уже нет, но есть еще те, кто их знал.

Вот эти простые вещи – память о дедовом друге и коллеге, с которым они вместе работали в «почтовом ящике». О Павле Матвеевиче Шевченко. Не так давно подобные поделки из оргстекла, невероятной тонкости и вкуса, были во многих домах. Но теперь я все реже их встречаю... 
 





 Хочется думать, что всегда будут люди, любящие простые вещи...
 


rukella: (Сепия)
Все, завтра вечером ту-ту. Отваливаем, то есть. На юго-восток, в самое почти что пекло, где, как показывали сегодня в телевизоре, детей в садике обливают водой, чтобы не сплохело. Кто ж знал полтора месяца назад, что будет лето, да еще ТАКОЕ? Правильно, никто, а если метеорологи чего и вещали, то кто ж им, сцукам, верит? В общем, поздно, Сеня... (с), вещи собраны большей частью, "Все о Мумми-троллях" лежит в сумке и ждет, что ее достанут, наконец, но достану я ее только уже в поезде. И мне почему-то не хочется никуда ехать. Тут как раз и некоторое похолодание в Питере наметилось, и ливень (кому как, а нам сегодня повезло) лил из грозовой тучи долго и вдумчиво, и ветерко веет нежной прохладой в окошко, а мы вот едем. От Невы на Волгу.
Вернемся, как я уже говорила, четвертого августа, и я твердо рассчитываю сразу сунуться в интернет. Люблю, обнимаю, буду скучать!
Ваша - я.

rukella: (Сепия)
Все, завтра вечером ту-ту. Отваливаем, то есть. На юго-восток, в самое почти что пекло, где, как показывали сегодня в телевизоре, детей в садике обливают водой, чтобы не сплохело. Кто ж знал полтора месяца назад, что будет лето, да еще ТАКОЕ? Правильно, никто, а если метеорологи чего и вещали, то кто ж им, сцукам, верит? В общем, поздно, Сеня... (с), вещи собраны большей частью, "Все о Мумми-троллях" лежит в сумке и ждет, что ее достанут, наконец, но достану я ее только уже в поезде. И мне почему-то не хочется никуда ехать. Тут как раз и некоторое похолодание в Питере наметилось, и ливень (кому как, а нам сегодня повезло) лил из грозовой тучи долго и вдумчиво, и ветерко веет нежной прохладой в окошко, а мы вот едем. От Невы на Волгу.
Вернемся, как я уже говорила, четвертого августа, и я твердо рассчитываю сразу сунуться в интернет. Люблю, обнимаю, буду скучать!
Ваша - я.

rukella: (енот)
За последнее время ушло столько прекрасных людей, что при моей нынешней манере заглядывать в журнал не каждый день пришлось бы только об этом и говорить. Или - не говорить вообще! Все уж все сказали, я успела уже погрустить... Царствия Небесного ушедшим. И ДОЛГИХ ЛЕТ ЖИВЫМ!
rukella: (енот)
За последнее время ушло столько прекрасных людей, что при моей нынешней манере заглядывать в журнал не каждый день пришлось бы только об этом и говорить. Или - не говорить вообще! Все уж все сказали, я успела уже погрустить... Царствия Небесного ушедшим. И ДОЛГИХ ЛЕТ ЖИВЫМ!
rukella: (Бонифаций-Тремуль-Ла-Шем)
Я вам тут недавно рассказывала и даже показывала, что из себя представляет моя вторая половина, не побоюсь этого слова - лучшая. Впрочем, часть из вас знакома с ним лично, еще часть - наслышана многократно и разнообразно, и вообще, я то и дело об ём, любимом, вспоминаю, надо - не надо. Ну, значит, мне надо.
Так вот, нежно любимый Терминатор Дмитриевич - человек непростой. В том плане, что, хотя у меня нервов нет и не предвидится, то есть от вида крови, ран и прочих травм я давно уже не закатываю глазки, а молча лезу в аптечку, но и тут он находит, чем меня удивить. Спасибо, что не очень часто. На сей раз драгоценный мой две недели назад промахнулся, запрыгивая на платформу. Железнодорожную. Я, откровенно говоря, даже не задумываюсь, как именно он туда прыгал и обо что так долбанулся ногой. Но синяк поимел качественный, богатый, от колена до щиколотки, и ссадину под коленом. Синяк - это в нашем случае вообще мелочь, недостойная упоминания, но и скрыть такое приобретение в семейной жизни затруднительно. Но я держала себя в руках и всего два-три раза предложила смазать красоту бодягой и разок спросила, не сходил бы он к врачу. "И что мне может сказать врач?", скептически поинтересовался муж. Я как-то не нашлась, что ему ответить. Действительно, окажись что-нибудь особо серьезное, так и опухоль была бы побогаче, и болело бы сильнее, да и вообще ходить бы не смог. Ну, ладно, поживем-увидим. Чай, не кот, вполне может подать внятный сигнал голосом. А я, если и молюсь, то по мне не заметишь.
К началу второй недели нога начинает приобретать подозрительный вид, причем закономерно подозревается рожистое воспаление: плавали, знаем, рецидивы возможны. Но на сей раз без особого фанатизма, да и что с рожей делать, владелец знает хорошо. Угу, едем дальше. Синяк перецветает себе, бледнеет - а ссадина надувается шишкой, а из шишки что-то подозрительно сочится. "А не гной ли там, любовь моя нетрепетная?", спрашиваю я. "Может быть", соглашается любовь, делает примочки с ихтиолкой, но на предложение сходить-таки ко врачу отвечает (см. выше). Хрен с тобой, золотая рыбка (с), я прочно переселяюсь к нему под бочок, дабы хоть ногу не перетруждал.
Наконец, в эту пятницу муж решил, что в поликлинику съездить пора. К хирургу. Тот его уже знает, как облупленного, вместе со своими медсестрами - ну еще бы, такое забыть трудно. А когда врачу пациент регулярно предлагает - да режь ты на хер без наркоза, я уже и сам хотел! - так и вовсе непросто. И звоню я с утречка в поликлинику осведомиться, как там принимает нынче наш доктор, а мне говорят: номерки надо брать по понедельникам. Можно через интернет. Я и не спорю, через интернет можно. Спасибо за услугу. Но хирург - это такой специалист, к которому не всегда за неделю предскажешь, что он тебе занадобится, тем более, в какой именно день и час. Муж мне поясняет, что все фигня и пусть попробуют не принять; пусть попробуют, соглашаюсь я, как покорная восточная жена, глядя то на мужнину конечность, то в его лицо, в котором проступает мрачная решимость степного изваяния (когда у него отрастает щетина и делаются видны усы, в его лице проступает что-то вообще невообразимо-чеканное, зря он усов не носит все-таки...).
Приехали. Котику требуется всего пять минут и два раза взорваться, чтобы получить свой статистический талон (чего только не удумают, нехристи), после чего мы нагло пользуем по прямому назначению лифт и возносимся на третий этаж. Всего-то полтора часа, чтобы его перевязали (большое спасибо, а то мы не в состоянии) понаряднее да выписали примочки и "Цифран". Но велели, если что, заходить. А сегодня наконец-то поумневший муж решил, что "если что" настало. Пришел с работы, вздремнул и поехал, рассчитывая, что хирург его посмотрит, а завтра у него операбельный день, так и вскроет-прочистит. Пел мне, конечно, песню, что "мог бы и сам", но не очень настойчиво: его тут посетила свежая мысль, просто сразившая меня глубиной - "Знаешь, я тут подумал - а мне ведь уже не двадцать лет, так что заживает-то все уже и похуже..." Учитывая, что в марте Кольке стукнет полтинник, а мысль посетила его впервые - это было открытие.
Он, значит, туда, а я сюда, к родителям и компьютеру. Дело у меня тут было. И вот звонит мне милый мой и сообщает, что его послали в больницу на Нарвскую (причем это уже не первый случай, я так и не поняла, почему с Гражданки надо ехать именно туда, через весь город, как будто у нас там нет полудюжины больниц), где ждут до полуночи. По итогам осмотра операцию решили делать под общим наркозом, так что он там хоть заночует, а то ехал бы сюда (все-таки поближе) с такой ногой... Вот, позвонил час назад, только от наркоза отходя - забавный, язык заплетается, "мне, мол, какие-то компьютеры мерещились", спасибо, не черти, "о, ногу защипало", раз болит - значит, живой, "утром приеду", позвони, как проснешься...
Я на самом деле хотела написать про наши поликлиники и отметелить их по самое не могу. Но, похоже, мне требовалось снять стресс, поэтому написалось про мужа. А ругаться я буду потом. Когда все закончится, как положено - то есть хорошо.
rukella: (Бонифаций-Тремуль-Ла-Шем)
Я вам тут недавно рассказывала и даже показывала, что из себя представляет моя вторая половина, не побоюсь этого слова - лучшая. Впрочем, часть из вас знакома с ним лично, еще часть - наслышана многократно и разнообразно, и вообще, я то и дело об ём, любимом, вспоминаю, надо - не надо. Ну, значит, мне надо.
Так вот, нежно любимый Терминатор Дмитриевич - человек непростой. В том плане, что, хотя у меня нервов нет и не предвидится, то есть от вида крови, ран и прочих травм я давно уже не закатываю глазки, а молча лезу в аптечку, но и тут он находит, чем меня удивить. Спасибо, что не очень часто. На сей раз драгоценный мой две недели назад промахнулся, запрыгивая на платформу. Железнодорожную. Я, откровенно говоря, даже не задумываюсь, как именно он туда прыгал и обо что так долбанулся ногой. Но синяк поимел качественный, богатый, от колена до щиколотки, и ссадину под коленом. Синяк - это в нашем случае вообще мелочь, недостойная упоминания, но и скрыть такое приобретение в семейной жизни затруднительно. Но я держала себя в руках и всего два-три раза предложила смазать красоту бодягой и разок спросила, не сходил бы он к врачу. "И что мне может сказать врач?", скептически поинтересовался муж. Я как-то не нашлась, что ему ответить. Действительно, окажись что-нибудь особо серьезное, так и опухоль была бы побогаче, и болело бы сильнее, да и вообще ходить бы не смог. Ну, ладно, поживем-увидим. Чай, не кот, вполне может подать внятный сигнал голосом. А я, если и молюсь, то по мне не заметишь.
К началу второй недели нога начинает приобретать подозрительный вид, причем закономерно подозревается рожистое воспаление: плавали, знаем, рецидивы возможны. Но на сей раз без особого фанатизма, да и что с рожей делать, владелец знает хорошо. Угу, едем дальше. Синяк перецветает себе, бледнеет - а ссадина надувается шишкой, а из шишки что-то подозрительно сочится. "А не гной ли там, любовь моя нетрепетная?", спрашиваю я. "Может быть", соглашается любовь, делает примочки с ихтиолкой, но на предложение сходить-таки ко врачу отвечает (см. выше). Хрен с тобой, золотая рыбка (с), я прочно переселяюсь к нему под бочок, дабы хоть ногу не перетруждал.
Наконец, в эту пятницу муж решил, что в поликлинику съездить пора. К хирургу. Тот его уже знает, как облупленного, вместе со своими медсестрами - ну еще бы, такое забыть трудно. А когда врачу пациент регулярно предлагает - да режь ты на хер без наркоза, я уже и сам хотел! - так и вовсе непросто. И звоню я с утречка в поликлинику осведомиться, как там принимает нынче наш доктор, а мне говорят: номерки надо брать по понедельникам. Можно через интернет. Я и не спорю, через интернет можно. Спасибо за услугу. Но хирург - это такой специалист, к которому не всегда за неделю предскажешь, что он тебе занадобится, тем более, в какой именно день и час. Муж мне поясняет, что все фигня и пусть попробуют не принять; пусть попробуют, соглашаюсь я, как покорная восточная жена, глядя то на мужнину конечность, то в его лицо, в котором проступает мрачная решимость степного изваяния (когда у него отрастает щетина и делаются видны усы, в его лице проступает что-то вообще невообразимо-чеканное, зря он усов не носит все-таки...).
Приехали. Котику требуется всего пять минут и два раза взорваться, чтобы получить свой статистический талон (чего только не удумают, нехристи), после чего мы нагло пользуем по прямому назначению лифт и возносимся на третий этаж. Всего-то полтора часа, чтобы его перевязали (большое спасибо, а то мы не в состоянии) понаряднее да выписали примочки и "Цифран". Но велели, если что, заходить. А сегодня наконец-то поумневший муж решил, что "если что" настало. Пришел с работы, вздремнул и поехал, рассчитывая, что хирург его посмотрит, а завтра у него операбельный день, так и вскроет-прочистит. Пел мне, конечно, песню, что "мог бы и сам", но не очень настойчиво: его тут посетила свежая мысль, просто сразившая меня глубиной - "Знаешь, я тут подумал - а мне ведь уже не двадцать лет, так что заживает-то все уже и похуже..." Учитывая, что в марте Кольке стукнет полтинник, а мысль посетила его впервые - это было открытие.
Он, значит, туда, а я сюда, к родителям и компьютеру. Дело у меня тут было. И вот звонит мне милый мой и сообщает, что его послали в больницу на Нарвскую (причем это уже не первый случай, я так и не поняла, почему с Гражданки надо ехать именно туда, через весь город, как будто у нас там нет полудюжины больниц), где ждут до полуночи. По итогам осмотра операцию решили делать под общим наркозом, так что он там хоть заночует, а то ехал бы сюда (все-таки поближе) с такой ногой... Вот, позвонил час назад, только от наркоза отходя - забавный, язык заплетается, "мне, мол, какие-то компьютеры мерещились", спасибо, не черти, "о, ногу защипало", раз болит - значит, живой, "утром приеду", позвони, как проснешься...
Я на самом деле хотела написать про наши поликлиники и отметелить их по самое не могу. Но, похоже, мне требовалось снять стресс, поэтому написалось про мужа. А ругаться я буду потом. Когда все закончится, как положено - то есть хорошо.
rukella: (Default)
А это когда глубоким вечером отрубается электричество, оставшийся без телевизора муж и оставшаяся без книжки жена остаются нос к носу друг с другом - и им до середины ночи есть о чем поговорить.
rukella: (Default)
А это когда глубоким вечером отрубается электричество, оставшийся без телевизора муж и оставшаяся без книжки жена остаются нос к носу друг с другом - и им до середины ночи есть о чем поговорить.
rukella: (Мышка целуется)
Погоды у нас сегодня стоят - в самый раз для воскресенья. Как с утра полил дождь, так и льет, медленно и печально. На севера не поехала, там все едино дорогое существо спит, как сурок, очухивается после праздника. Только и останется, что под бок привалиться, так для этого через весь город тащиться под дождем? Я и тут могу свободно полдня продрыхнуть.
Почитала ЗФ, в очередной раз порадовалась, сколько у нас народу, умеющего внятно и остроумно формулировать свои мысли. А потом откопала-таки акрил для ткани и решила, что в самый раз будет поиздеваться над старыми джинсами. Но джинсы со мной категорически не согласились, поэтому я их не нашла. У нас, если вещь не находится через четверть часа после начала поисков, можно больше не стараться: или сама выплывет когда-нибудь, или уже не выплывет никогда. А хочется же? Пришлось отрезать кусок джинсы (есть у меня такие штаны, благодаря клешеному фасону годные исключительно на куски) с дальним прицелом - достану швейную машинку из-под книг в обозримом будущем, сошью себе косметичку. Зачем мне косметичка? А чтоб была! Сложу туда что-нибудь приятное.
Короче, все было бы еще лучше, имейся в наличии хотя бы базовые цвета, а не исключительно ультрамарин вкупе с бирюзой и небесно-голубым. А так по джинсе рисовать - одно удовольствие. Тренировка перед грядущей росписью куртки. Вот в магазин на Черную Речку выберусь, обзаведусь палитрой побогаче, и вперед, "на Матадор"! Куртка синяя, а роспись хочется в желто-красных тонах. Еще бы с рисунком определиться...
rukella: (Мышка целуется)
Погоды у нас сегодня стоят - в самый раз для воскресенья. Как с утра полил дождь, так и льет, медленно и печально. На севера не поехала, там все едино дорогое существо спит, как сурок, очухивается после праздника. Только и останется, что под бок привалиться, так для этого через весь город тащиться под дождем? Я и тут могу свободно полдня продрыхнуть.
Почитала ЗФ, в очередной раз порадовалась, сколько у нас народу, умеющего внятно и остроумно формулировать свои мысли. А потом откопала-таки акрил для ткани и решила, что в самый раз будет поиздеваться над старыми джинсами. Но джинсы со мной категорически не согласились, поэтому я их не нашла. У нас, если вещь не находится через четверть часа после начала поисков, можно больше не стараться: или сама выплывет когда-нибудь, или уже не выплывет никогда. А хочется же? Пришлось отрезать кусок джинсы (есть у меня такие штаны, благодаря клешеному фасону годные исключительно на куски) с дальним прицелом - достану швейную машинку из-под книг в обозримом будущем, сошью себе косметичку. Зачем мне косметичка? А чтоб была! Сложу туда что-нибудь приятное.
Короче, все было бы еще лучше, имейся в наличии хотя бы базовые цвета, а не исключительно ультрамарин вкупе с бирюзой и небесно-голубым. А так по джинсе рисовать - одно удовольствие. Тренировка перед грядущей росписью куртки. Вот в магазин на Черную Речку выберусь, обзаведусь палитрой побогаче, и вперед, "на Матадор"! Куртка синяя, а роспись хочется в желто-красных тонах. Еще бы с рисунком определиться...
rukella: (Default)
Как я уже писала в свое время, у меня, как у всех нормальных людей, была бабушка. Если точнее, то на исходной их было две, но с родительницей папеньки, Анисьей Гавриловной, мы разошлись во времени на сколько-то лет. Ну так сейчас бы ей исполнилось 103 года.
Зато бабушка Нина Викторовна была у меня аж тридцать лет. И если первые девять лет моей жизни меня то и дело возили на побывку в Лигово, а лето и дача - это уже был закон, из которого выхода не предполагалось, то потом мы с ней съехались.
Да, если кому интересно - попросите [livejournal.com profile] kuzulka поведать, как они однажды забрали ее с собой на турбазу и что из этого вышло. Не пожалеете!
rukella: (Default)
Как я уже писала в свое время, у меня, как у всех нормальных людей, была бабушка. Если точнее, то на исходной их было две, но с родительницей папеньки, Анисьей Гавриловной, мы разошлись во времени на сколько-то лет. Ну так сейчас бы ей исполнилось 103 года.
Зато бабушка Нина Викторовна была у меня аж тридцать лет. И если первые девять лет моей жизни меня то и дело возили на побывку в Лигово, а лето и дача - это уже был закон, из которого выхода не предполагалось, то потом мы с ней съехались.
Да, если кому интересно - попросите [livejournal.com profile] kuzulka поведать, как они однажды забрали ее с собой на турбазу и что из этого вышло. Не пожалеете!
rukella: (Default)
http://www.expert.ru/columns/2009/06/10/katolocizm/ Отвалилась в обморок и, пожалуй, еще в нем полежу. Вот чудят невообразимцы!
rukella: (Default)
http://www.expert.ru/columns/2009/06/10/katolocizm/ Отвалилась в обморок и, пожалуй, еще в нем полежу. Вот чудят невообразимцы!

September 2015

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829 30   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:45 am
Powered by Dreamwidth Studios