rukella: (Default)
         Работала я в фирме, где директор позволяла себе бывать на службе изредка. Как ее светлости вздумается. И все бы ничего, да документов каждый день набиралось прилично и каждом должна была стоять ее, директорская, подпись. Причем часть документов нужно было тут же клиентам и вручать, а когда этих клиентов принесет, никто не знает. В общем, поскребло начальство в макушке и велело мне эту подпись заучить и копировать. Тем более, что закорючка была несложная.

Нам не впервой, сколько мы этих подписей только на выборах изобразили! Нет, все по-честному, от фонаря подписные листы никто не клепал, но ведь эти заразы, электорат этот, мать его за ногу, должен строчку заполнить собственноручно, а бабушка-старушка какая-нибудь нет-нет, да целый лист нам и запорет. То графы попутает, то еще что. А там еще двадцать рыл наподписывалось, навыдвигало кандидата, чтоб ему провалиться. Не бежать же к ним обратно? Поэтому тихими зимними вечерами мы в штабе перебеливали испорченные листы. Так навострились, что графолог запутается, а уж хозяин подписи точно, тем более, что он же действительно свою закорюку ставил!

Хотя встречались и такие, что кроме Олежки-художника никто одолеть не мог. Не знаю, что там Олежка делал столько лет в военной авиации, а художник из него после отставки вышел хороший. Вообще, это я вам для размышлений рассказываю, труднее всего подделать подпись, где читается часть фамилии, а если еще и имя, и вообще какие-нибудь финтифлюшки накручены... Так что не надо ставить крестик и думать, что это правильная мысль и экономия сил. Силы, может, и сэкономите.

У меня самой подпись средней витиеватости. Я ее много лет изобретала, надо сказать: предыдущий вариант меня удручил, когда бабуля выписала на меня доверенность — она когда на дачу уезжала, я ее пенсию ей туда с оказией пересылала. А доверенность на три года. Вот на третье лето и началось — никак не могла совпасть с образцом подписи, который я им там в сберкассе оставила. Нет, говорят, Елена Борисовна, у вас тут три петельки, а здесь четыре. Я запарилась, честное слово, еле выцыганила проклятый образец на посмотреть, а потом и вовсе решила, что пора его менять. Оставила первые три буквы фамилии, а дальше долго разрабатывала навороты, чтоб в автоматику вошло.

Когда замуж вышла, подпись сменилась легко — буквы-то другие, а росчерк вокруг них ровно тот же. Когда, наконец, за своего нынешнего мужа выйду, там тоже проблем не будет, я уже прикидывала.

Хотя, конечно, в некоторых случаях закорючка — это удобно. Пришла к нам новый бухгалтер и давай порядок в бардаке наводить. Распечатала мне кассовых ордеров на месяц и приперла стопочку с мой кулак: расписывайся, мол. На середине пачки я забыла свою подпись, потом уже и как меня вообще зовут...


А директриса потом сама маялась. Банк ее родную закорючку не принимал. Требовал моей, и никаких вариантов.


rukella: (Default)
У Мартиши сегодня пра здник - ее младшей собаке два года. И мне при взгляде на эту радостную доберманью улыбку вспомнился доберман, который был у моего брата, и его мама Фэри.
Мама Фэри была красотка и жила в Выборге. Выборг тоже город нарядный, и очень ей соответствовал. Тем более, что там берег Финского залива, а Фэри была страстная купальщица. Выйдут хозяева поутру из дома, где там наша собака - а собака, как обычно, ушла плавать. На рейде корабли, на фоне кораблей плавает крупная доберманиха. Часа по два рассекала.
Зато сын ее пошел, видимо, в отца и плавать не любил. Больше того, можно считать, и не умел. В воде он держался столбиком, молотил лапами и орал на всю округу - как вы понимаете, КПД при таком стиле равно не нулю, но не сильно от нуля отличается. Но за хозяином лез, куда угодно. Спасать. Доплыть и вернуть.
Но привычку фиксировать запястье зубами унаследовал именно от мамы. Гость там навязчивый и неприличный полез смотреть, что у хозяев за книги на полках? Зубами за запястье и смотрит вдумчиво.
Ну и свидетели Иеговы нарвались однажды: сначала-то хозяин вышел, а потом и доберман. И - смотрит. Недобро. Когда Прайс бывал недобр, у него глаза светились, как у кота, зеленым. Зубы белые, глаза зеленые, морда на самом беззащитном уровне человеческого тела... Больше не приходили.
К нам тут эти друзья на днях заходили. Брат-то вышел, а добермана пришлось мне изобразить. Думаю, больше их тут долго не будет...
rukella: (Default)
В эту квартиру мы переехали в 1983 году. Братец были в армии, папенька в дальнобое, а одному деду ремонт сделать было затруднительно. Тем более, дача тоже внимания требовала, учитывая же расстояние, приходилось выбирать. В общем, дед отправился в деревню, а маменька с бабулей наняли молодого парня, товарища южной национальности, тогда еще это не называлось гастарбайтер, а являлось дружбой народов. Товарища, конечно, как-то звали, но запомнить его имя никому не удалось, поэтому между собой его именовали попросту - Низами. Да, у меня вполне интеллигентные предки, они тоже много читали:)
Ну и Низами потолки красил, обои, какие удалось купить, клеил, в общем, суетился. И его, конечно, сажали с нами за стол обедать. Бабуля же у нас обладала оком поистине орлиным, от которого уж никак не могли укрыться жаркие взгляды, которые Низами кидал в сторону маменьки. А чего? Мужа не видать, дочке десяти еще нет, хрупкая голубоглазая блондинка. Южный гость ей, естественно, был нужен, как дыра в мосту, но бабуля тоже бдила, уж не знаю, на какой именно случай. Поэтому за одним из обедов она непринужденно известила, что у ее дочери старший сын служит в рядах Советской Армии. Низами удивился.
- А вы что думали?  - сказала бабушка противным голосом. - Ей уже сорок два года!
Низами аж супом поперхнулся.
- Да кто ж ей даст сорок два рубля! То есть, года!

Братец прибыли из армии, а спустя пару лет они с маменькой куда-то ехали на поезде, уж и не помню, куда. Так проводник вежливо спросил, глядя на стройную голубоглазую блондинку - "с женой едете?".

Это я все клоню к тому, что моей драгоценной родительнице ровно в середине марта исполняется семьдесят. А это фотография от 23-го февраля нынешнего года, она со своим двоюродным братом, которому стукнуло 75.

Ну и кто ж ей даст семьдесят рублей?!
rukella: (Default)

Было это пятнадцать лет назад, я тогда работала комендантом в музее. Недолго, замечу, работала, очень уж меня удручал тот факт, что во всей богадельне нормальных человека только два – я да секретарь директора, тетка с техническим образованием и соответствующим складом ума. На вид ей было уже лет двадцать, как пора на пенсию, а может, мне просто так казалось по молодости лет. Остальные считались людьми искусства. Но бюджетные деньги разворовывали исправно, пусть и очень возвышенно. Откуда знаю? А меня туда пристроила мамаша моей давней подруги, ревизор КРУ по должности, которая как раз тогда и ревизовала всю эту шарагу на предмет расходования целевых средств.

Закулисье музейной жизни мне не нравилось категорически, с каким бы придыханием не произносились в их стенах громкие имена вроде Вишневской – при всем моем уважении к Вишневской, меня куда больше занимал вопрос, где находится «столик ломберный» за инвентарным номером таким-то. У них ревизия, у меня инвентаризация, столика нет, мать его за все четыре ноги. Нет стола! Сперли, сволочи, ценность, а за ним, может быть, сам Мусоргский бухал сиживал за картишками в соответствующем кругу. Отчего историческая его ценность возрастает на глазах – кругом хоть и разгар лихих девяностых, но еще не все вымерли, кто помнит фамилию Мусоргского и что он из себя представлял.

Потом, к счастью, секретарша добыла очки посильнее и сумела-таки прочитать аховый почерк предыдущего коменданта, отчего оказалось, что под этим инвентарным номером значится не столик ломберный, а «ламбрекен сатиновый», а вот и он валяется, тряпка половая. Любви к людям искусства мне эти метаморфозы почему-то не добавили. Зато очень по сердцу пришлась повесть Ильи Варшавского про сдачу судна, там у него искали «медную калябру», да еще в те поры, когда медь находилась в большом дефиците, а на деле то были мерные калибры, цена три гроша, давно списанные за истекшим сроком годности.

Потом директору пришла в голову мысль сдать в химчистку шторы из нескольких помещений. Сдать-то я их сдала и даже назад получила, после чего мне было велено их погладить. Еще никогда я не была так близка к убийству, как в тот момент, когда потеряла гладильную доску в бескрайнем море белых «маркиз» с окон пятиметровой высоты. «Нахуй!», сказала я утюгу, обдумав положение и прикинув затраты времени и сил, выпуталась из этих парашютов и вызвала рабочего, чтобы водворил их по местам.

И даже вахтерша у нас была не как у всех – она писала диссертацию, и ее очень устраивал график. «Леночка!» - заловила она меня однажды, сверкая очами. – «Вы любите театр?». Меня подмывало спросить, что дает ей повод думать обо мне в таком оскорбительном тоне, но огорчать блаженную не хотелось, да и театр я действительно любила. Но не всякий. «Леночка! Я хочу вам порекомендовать новый театр (убейте, не помню, о каком шла речь), там поставили «Палату номер шесть», но не как обычно, нет! Зрители там сидят посередине сцены, актеры играют пьесу вокруг них, а сверху в начале спектакля опускается такая стена из фольги, она отделяет все остальное пространство, там такая игра света, это так гениально, вы выйдете оттуда новым человеком!». Я мрачно смотрела на нее и думала, что после такого зрелища если и выйду, то прямиком в дурдом, и едва ли подобное обновление меня сильно обрадует.

Я там еще работала, когда новый кавалер, узнав, кто я по образованию, уважительно протянул – «о-о-о, богема-а…».

- Не-е-ет! – заорала я, как Катя в гостях у Рудольфа. Кавалер аж подпрыгнул.

- А что такое?

- Упаси меня боже от богемы, - призналась я. – Извини, но я уж лучше тут, на земле, не очень отрываясь от реальности…

 



rukella: (Default)

Кому не снились сны, где он оказывался прилюдно, как минимум, без какой-либо немаловажной детали туалета, а то и вовсе голым? Впрочем, есть люди, которым это удавалось наяву, как http://inesacipa.livejournal.com/179110.html , чей пост и навел меня на тему. Правда, я обещала написать еще пару дней назад, но увы, отвлеклась на дела домашние-семейные и настроение сдёрнуло, как ошпаренное. Пока опять что-нибудь не набежало, надо быстренько высказаться.

У меня столь пикантных случаев в жизни не было, что не может не радовать, потому как я ж не Венера имени острова Милос, мой типаж хорошо удавался Кустодиеву и – временами – Рубенсу, ну так их же уже давно нет на свете, и человечество воспитывается на бессмертном образе Барби. Хорошо еще, что не Братц, уродцев несказанных. Так вот, я норовлю не потерять что-нибудь в людном месте, а наоборот, лишку на себя намотать. То, классе в десятом, надела форменную юбку поверх домашней, ту не сняла и в такой виде бодро поскакала на учебу. Заметила, правда, еще по дороге и успела быстренько сдернуть нижнюю еще до звонка.

А то и того чище – темное зимнее утро, одеваюсь, не просыпаясь, долго ищу колготки, нашла какие-то, наконец, идем с мужем к метро и меня страшно раздражает какое-то шуршание за спиной. Раз оглянулась, два – никого. Спасибо, не успели с ним еще на ярко освещенное место выйти: это, оказывается, колготки, накануне забытые в брюках, как обычно шарф забывают в рукаве, нашлись и тянутся за мной. Я их каблуком отцепила и дальше гордо поплыла, даже муж ничего не заметил.

Очень слежу, чтобы, переодеваясь, лишнего на себе не забыть. А то я ведь такая, как выяснилось…


rukella: (Default)
Практически у каждого из нас есть любимая история о том, как он однажды набрался до бровей и что из этого вышло. Даже моя маменька, женщина, которая даже по праздникам не употребляла больше двух рюмочек вина, и та в далекой юности налакалась виньяка, в результате испытав все прелести похмелья и зарекшись от повторения эксперимента. Я уже не говорю про любезную сердцу подругу, отмечавшую тридцатник в Польше, причем не просто в стране, а конкретно в вытрезвителе. Нет, она-то с коллегой были вполне в себе, а вот польские мужики оказались не столь крепкими, отчего их и загребли "за приставы", но наш человек своих не бросает, даже если наш человек, как в данном случае, - женщина.

Разумеется, и я без приключений не обошлась, а как же. Питие на Руси определяет не только сознание, оно чего только не определяет. Дело было аж четырнадцать лет назад, когда у меня в активе еще имелась подруга из города на букву "П", как выражается [livejournal.com profile] germafrodita, то есть из Колпина. А работала подруга в Пушкине, причем не абы где, а в Феодоровском городке. К стыду своему, до того момента я даже не подозревала, что такой существует: как-то он находился в стороне от привычных наших троп. Поэтому возможность беспрепятственного посещения городка меня завораживала; интересно, а куда я дела фотографии последнего посещения парка, а? Кажется, они в старом компе... А я-то, дура, думаю, почему у меня фоток за прошлый год почти нет! Ну балда-а... Придется напрячься, перевинтить монитор к старому системнику, переслать себе фотки на почту (у меня там сидюк не пишущий), а где его клавиатура? Короче, иллюстрировать рассказ придется фотографиями из интернета...

Довела меня тропка дальняя... )
rukella: (Default)
После вчерашнего муж отоспался, и к вечеру, как обычно, озадачился вопросом, что бы сожрать приготовить. Решил поджарить котлет. Фарш-то он в комнате сделал, за телевизором, а жарить, понятно, пошел на кухню. Минут через пятнадцать я зачем-то вылезла туда же, а они сидят с маменькой и беседуют на философские темы. К моему приходу муж уже убедительно доказал, что боль и страх - понятия сугубо умозрительные, потому что ему лично не знакомы. Маменька сдуру спрашивает:
- Коля, а маньяка вы боитесь?
Коля посмотрел на тещу удивленно-невинным взором.
- Мать, да ты посмотри на него - какого маньяка он может испугаться?
- Впрочем, что это я? Маньяк к вам, Коля, и близко не подойдет.
Потом муж рассказал кое-что из армейской жизни, потом вспомнил, как капитан судна, на котором он ходил после мореходки, всегда норовил встать где-нибудь в открытом океане, чтобы мужики искупались. А помощники следили с палубы, чтобы акулы не приперлись отведать вкусного мяса.
- А мне, говорит, с палубы нырять показалось скучно и я залез аж на пеленгатор. Ну и лечу с криком "кияги"...
Меня уже полный глум пробрал, я добавляю в тон:
- И прямо на акулу!
- И прямо на первого помощника, - заканчивает Колька.
rukella: (Default)
Кузя и кот (крупнее без толку, переснято цифровиком, а не отсканировано):

Кузя и кот
«Кузя и кот» на Яндекс.Фотках

"Часовню тоже я?":

Старинная часовня
«Старинная часовня» на Яндекс.Фотках
rukella: (Весенняя)
Кухней у нас заведовали маменька и бабушка, а последнюю иной раз заносило в сторону абсолютного ханжества, поэтому продукт процесса куриного продолжения рода именовался в доме скромно и едва ли не с придыханием - "яички". Ну и я невольно унаследовала привычное, полагая, что "яйца" - это выражение несколько пошлое и в приличном обществе недопустимое. И ведь, дура такая, пребывала в сем заблуждении, пока первый муж коротко, но доходчиво не расставил акценты раз и навсегда:
- То, что в магазине, это яйца! А вот то, о чем ты тут выдыхаешь...
Ну, вы поняли. Надо заметить, я даже слегка покраснела, чего давно не делала. Кажется, это было последнее явление румянца, не считая мороза и выпивки...

September 2015

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829 30   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:45 am
Powered by Dreamwidth Studios