rukella: (Default)
Услышав одновременно про остывающий Гольфстрим и тающую Арктику, я пришла к выводу, что на Земле происходит локальное похолодание в рамках глобального потепления.
И успокоилась.
rukella: (Default)
Благодаря субботе приехала на Политех раньше времени. Подумала, что топтаться под воротами родного склада в ожидании начальства с ключами как-то глупо, и пошла побродить по ларькам "Союзпечати", благо их там три штуки перед метро кучей стоят. Вообще-то я хотела каких-нибудь мелких заколок-крабиков обрести, грива отросла, а на улице внезапно рухнувшее лето. В первом не было ничего интересного, во втором я узрела псевдо-Шелли (тип как у четвертой слева на фото с Доллпланет)
Только она была не то чтобы негритянка, но мулатка, как минимум. Мне таких до сих пор не попадалось, и хотя я совершенно равнодушна к темнокожим куклам, я ее взяла. У нее забавные пестрые красно-розовые волосы в кичке и приятная мордашка, только с голубыми губами надо что-то делать.
А потом я пришла к третьему ларьку. Мда-а. Надо было идти на работу и не выпендриваться, вот что я вам доложу! Во-первых, там была милейшая Кудряшка (как вторая слева) с розовыми кудрями и в шляпке. У меня в шляпке Кудряшек не было. Пошла к окошку, по дороге к окошку увидела Чимоньку. В очках. Милую. Попросила и то, и другое. Когда продавец достала два пакета с куклами, я поняла, что пора бежать. Еле остановилась на первой же Кудряшке в шляпке и Чимоньке-брюнетке с длинными прямыми волосами и густой челке. В белых очках! Металлических, между прочим! 
Тут продавец сообщила, что у нее еще уйма, только привезли, еще разобрать не успела, и я поняла, что бежать надо быстро. Очень быстро. Потому что у меня с собой деньги-то были, в этом и беда. И побежала. 
Потому что на витрине еще и Кьюпики обнаружились. 
А вот если бы там еще и Кареглазки попались, хана семейному бюджету.

Теперь, кстати, сижу и думаю, отчего я, дура такая, не взяла еще и Чимоньку редкого типа, с зажмуренными глазками? От этого бы семейный бюджет не рухнул...
Ладно, если доживет до среды, когда я опять на работу поеду с той стороны, значит - моя.

А про крабиков я вообще забыла.
rukella: (Default)
Наш главный санитар леса, товарищ господин Онищенко, кажется, вслед за голубями попутал времена года и воспарил к весне, к раздвоению сознания поближе. Вторая его половина оказалась министром финансов, и Онищенко высказался, что «В стране сложилась опасная доступность кредитов».
"По мнению Онищенко, недостаток средств у населения толкает их к решению взять кредиты, при этом уровень финграмотности у населения остается очень низким. Кроме того, ситуацию ухудшает агрессивная маркетинговая политика и «навязчивая реклама продуктов банков».

«Со стороны новых кредиторов, нечасто очевидных, используется целый арсенал средств». По словам Онищенко, на заемщика накладываются заведомо спорные штрафные санкции: «получается, что тело кредита выплачивается, а штрафные санкции передаются коллекторам. Это приводит к образованию у граждан несоразмерных задолженностей».

Онищенко подчеркнул, что проблему может решить в том числе принятие закона о банкротстве физлиц"
http://news.mail.ru/economics/7831905/?frommail=1

Подробнее: http://news.mail.ru/economics/7831905/?frommail=1Я даже рассуждать не буду на тему, опасны кредиты или нет, хотя мнение у меня есть. Вопрос в другом: какое собачье дело до этого нашему заказному дятлу, специалисту по грузинскому вину, украинскому салу и абхазским мандаринам, помилуй боже?! Кажется, я так и буду спрашивать в пространство: доктор, это лечится?

Подробнее: http://news.mail.ru/economics/7831905/?frommail=1
rukella: (Default)
Показали по телевизору отрывки из "Высоцкого", мол, пока большой секрет, кто главную роль играл. Лично я ставлю на Эрика Робертса. 
rukella: (Default)
 

Утром на работу еду – на Северном билборд, на билборде триколор, значок «Единой России» и надпись: «Будущее за нами». Господа, вы уверены, вы уверены в том, что в будущее нужно двигаться именно жопой вперед? 
 
А еще заднее колесико нашего тандема нашло очередной способ оздоровления нации. Бадминтон такая удобная игра – ни тебе дорогостоящих кортов, ни дорогущих ракеток, берем те, что у каждого второго на антресолях завалялись, покупаем воланчик незадорого и вперед. Очень пользительно, это вам не кальяны курить и не табак нюхать! Ишь, чего удумали, нашлись вельможи, табакерки им. Хрен вам в грызло, бегай, волан лови.  С другой стороны, а что ему еще рекламировать – не борец, не пловец, вообще пиздец какой-то, простите на грубом слове, а не первое лицо государства. Ему явно больше подходят тихие игры, но шахматы в политике опорочены Каспаровым, шашки не статусны, а про айфон не все в стране еще понимают. Даже мастер-классы по твиттеру вынужден давать лично. ВВП хоть в ручном режиме ситуации типа пикалевской разруливает, а ДАМ – он все больше по твиттеру. Ну и бадминтон еще. Не на татами же с Путиным лезть. Идея оказалась плодотворна – сегодня в Купчине проходит мастер-класс по бадминтону. Второго ноября самое время начать играть в эту чудесную игру на свежем воздухе. Хотя весны ждать некогда, что это я, весной в моду опять войдут единоборства.
 
И напоследок – от [livejournal.com profile] frusha, прекрасное, как всегда:
Из эпитафий.
Двух гонщиков укрыла тут земля,
Их погубила ложная система.
Они крутили сразу два руля
У одного единого тандема.
rukella: (Default)
 Последняя из кукол на данный момент, 24 сантиметра ростом, наряд был похож на всех чертей, так что я его безжалостно удалила. Губки у нее прелесть, и вообще очень миленькая, хотя и потеряла где-то ресницы с левого глаза. Но это мы придумаем... 
Посмотреть на Яндекс.Фотках
Посмотреть на Яндекс.Фотках
А это я сегодня по барахолке прогулялась. Не собиралась, честно! Только к деду с косметикой, Анечка просила. Дед же, мерзавец, в полдень только прибыл, пришлось погулять по окрестностям. Анечка собирает коров, сегодня, не иначе, был день быка на барахолке. Я ее уже порадовала, что завтра вечером, когда доеду до Московской, ее стадо изрядно прибавится...
Посмотреть на Яндекс.Фотках
Особенно мне нравится эта дурища в полоску. У нее такие длинные болтающиеся ноги и очень обаятельная морда.
rukella: (Default)
 Я тут грозилась выложить Гретхен в приличном виде... Нет, все шестнадцать фотографий я выкладывать не буду, а коллажик предъявлю. Дабы пока поставить точку во всем этом муторном деле. 
rukella: (Default)
 Кто старые друзья, помнят, как я по весне с легкой руки Тани [livejournal.com profile] ribera ушиблась мозгом о партворк (до того я даже слова такого не знала, клянусь!) "Дамы эпохи". Кто не очень старые, те успели зацепить глазом мой иллюстрированный рассказ, как я купила себе тут со скуки куклу Маргариту и что из этого вышло.
В общем, кровушки бывшая Маргарита попила изрядно, врать не буду. За комментарии типа "делать тебе нечего" буду банить немедленно и беспощадно, потому что имею право сходить с ума, как вздумается, учитывая, что никому вреда не приношу, а наоборот, можно считать, релаксирую. Ну да, вот эта еботня - это такой способ релаксации. Не все ж книжки читать, а для прочего никакого, братие и сестрие, вдохновения, не говоря уж про условия.
Итак, первая часть преображений лежит тут: rukella.livejournal.com/275641.html Это я на всякий случай, а то на меня всегда жалуются, что я предысторию ленюсь указывать. Такое я говно, никогда не думаю о вновьприбывающих, ага. 
Что давеча я ее, куклу, ухитрилась выворотить на пол и отбить ей руку, тоже, думаю, еще не забыли. Естественно, я ж буквально тут навзрыд вывернулась. Муж наш, однако, велел фигней не страдать, а взять деревяшку, обстругать и посадить руку на клей. Мы все могем, я посадила, но теперь она, как дедушка Ленин,  указует кому-то на что-то. Ну да ладно, пусть, зато есть, на что корзинку повесить. С чем корзинка, не спрашивайте. У меня даже концепция до конца не выработалась, что вышло - то вышло. Чепец отдает Провансом, все остальное - типичная такая Гретхен. Бюргерская дочка. Под чепцом волосы с трудом уложены венцом, но снимать его не буду, потому что венец вышел такой, растрепанный. С этого момента я примирилась с китайскими производителями - конечно, пряди из атласной ленты значительно упрямее, чем то, из чего они клепают прически куклам, но я с трудом удерживалась, чтобы не залить все это сооружение асфальтом клеем еще обильнее их.
Короче, вот вам фотосессия на скорую руку. А для партворкового форума потом сниму...
Как сходить с ума... )
rukella: (Default)
Если дома по поводу кукол «Дам эпохи» еще продолжался ажиотаж, то здесь они стоят во всех ларьках с наценкой в рубль. Учитывая, что отдельные героические барышни в углах и закоулках необъятной родины моей покупали их и по триста, и по четыреста с хвостом, две с половиной сотни – это так, не о чем говорить. Мадам Бовари мне не хотелось изначально. Я и Флобера не люблю, и персонаж его этот, и вообще.
В положенное время мадам плавно сменила Маргарита, которая «Мастер и…». Read more... )
rukella: (Default)

Странно слушать вполне вменяемых, на первый взгляд, людей, увлеченно толкующих о вселенских катастрофах вроде конца света, назначенного отчего-то на двенадцатый год третьего тысячелетия от Рождества Христова. Они президентские выборы имеют в виду, что ли? Так это еще не катастрофа, у нас есть два варианта, которые, как я понимаю, и будут пока чередоваться, пока окончательно не изживут себя. А потом тоже конца света не предвидится, потом кто-нибудь опять что-нибудь придумает. Вот сбой программы и появление туманных перспектив от какой-нибудь цветной революции мне нравится куда меньше, в конце концов, мы уже облагодетельствовали мир революцией красного цвета, поэтому оранжевые для нас мелковаты, розы для России не геральдический цветок, что там еще осталось? Короче, достаточно.

Я про катастрофы. Мне никто не напомнит, с чего началась эта суматоха насчет послеследующего года? Что там у нас вообще? Двести лет Отечественной войне, год черного водяного Дракона, год Сороки (во болтовни-то прибавится в эфире!)… Худо-бедно были понятны треволнения по поводу нулевого и первого года: вот чем мы отличаемся от предков тысячелетней давности, а? В космосе болтаемся, морковку на орбите выращиваем – два экспериментальных пучка, - плюс президент, премьер и айфон? Ну там нанотехнологии, куда без них? А в результате, как ждали конца света в тысячном году, путая его с тысяча первым, так и в двухтысячном напряглись. Проехали. Год наступил и закончился, пришел следующий…

Конечно, можно вообразить, что Питер уже вторую зиму убирают кое-как, а зачастую и никак, именно по этой причине, хрен ли там перед концом света заморачиваться. А чего тогда воруют из казны, как не в себя? Фасон савана не предусматривает карманов, как заметил кто-то мудрый. Раздвоение личности: делать нифига не буду, потому что все равно конец концов, а хапать буду по-прежнему, на тот случай, если конца не случится.

Кажется, сезонное обострение у некоторых перешло в хроническую стадию и длится круглый год…


rukella: (Default)
Углядела миленькое пончо в магазине: терракотовое, вязаное, с высоким горлом. Примерила. Выторговала у продавца десятину. Взяла себя в руки и от покупки воздержалась.

Растрынькала уйму денег не пойми на что. Уж лучше бы пончо купила, дура!
rukella: (Default)

От автора: так как, несмотря на все потуги, сказка вышла не столько пошлая, сколько романтичная, я сменила название, дабы не вызывать неоправданных надежд в неокрепших умах. Мало ли, заглянут такие?

Черная Пуща на поверку оказалась светлым буковым лесом, навевающим торжественные мысли. Буланый бодро рысил меж стволов, колоннадой вздымающихся в небо, не мешая хозяину грезить наяву. Перед мысленным взором Эрнеста витали тонкие черты любимого лица, вокруг щебетали птички, в сердце рождалась надежда… Замшелая стена из вековых бревен выросла перед ним внезапно, без предупреждения. Очнувшийся от грез юноша оглядел ее внимательно: ни дверей, ни окон, видимо, подъехал с тылу. Он послал коня направо, но стоило сунуться за угол, как раздался жуткий скрип, избушка поехала вверх и, раскачиваясь, как лодка на крутой волне, опять повернулась к нему задней, глухой, стеной.

 

Самая длинная часть... )

 

 


rukella: (Default)

Черная Пуща на поверку оказалась светлым буковым лесом, навевающим торжественные мысли. Буланый бодро рысил меж стволов, колоннадой вздымающихся в небо, не мешая хозяину грезить наяву. Перед мысленным взором Эрнеста витали тонкие черты любимого лица, вокруг щебетали птички, в сердце рождалась надежда… Замшелая стена из вековых бревен выросла перед ним внезапно, без предупреждения. Очнувшийся от грез юноша оглядел ее внимательно: ни дверей, ни окон, видимо, подъехал с тылу. Он послал коня направо, к ближнему углу, но стоило сунуться за угол, как раздался жуткий скрип, избушка поехала вверх и, раскачиваясь, как лодка на крутой волне, опять повернулась к нему задней, глухой, стеной.

Конь, хоть и был выращен, как настоящий боевой, с испугу шарахнулся в сторону и застрял в кустах, нервно всхрапывая. Всаднику и самому сделалось не по себе, особенно когда он разглядел, на каких именно опорах покоилось обиталище ведьмы – могучие птичьи лапы подозрительно знакомого вида, но кошмарного размера переминались и поскребывали землю, оставляя на веселеньком мху громадные шрамы.

Постепенно изба успокоилась и присела, но конь наотрез отказался подходить ближе и вообще норовил проломить кусты насквозь, раз уж не получалось выпутать повод самостоятельно. Пришлось привязать его покрепче и пойти пешком. Может, у избушки просто гиппофобия, надеялся паж? Увы. Пеший, он понравился ей не больше конного. Взмокнув, он нарезал круг за кругом вокруг сумасшедшего жилья, но максимум, чего добился – успел заметить, что в противоположной стене в самом деле есть дверь. Уже хорошо. Вот бы еще… до нее… добежать… Изба мотыльнулась вокруг своей оси, едва не зашибив Эрнеста углом. 

Притомившись, он отошел подальше, плюхнулся на землю и принялся взывать:

- Госпожа ведьма… э-э-э… ведунья! Мне очень надо с вами поговорить! Не будете ли вы так любезны выйти на минутку! Сударыня! Мадам! Ваша колдовская светлость!

Избушка стояла молча, прикидываясь вкопанной, обитательница ее не отзывалась, но паж орал неотступно, пока не сорвал голос. От отчаяния Эрнест уронил голову на колени и едва не заплакал. Что делать, как заставить эту экстравагантную, безусловно, нечисть поговорить с ним, он не знал, но и отступить не мог. Чувствовал, что если не она, никто больше не поможет ему в поисках.

Уже начинало смеркаться, когда по кронам прошел какой-то неясный шум. Махнув на все рукой, Эрнест не шевельнулся, пока над ним не раздался скрипучий женский голос.

- Ты чего расселся, милок, на моем посадочном месте?

Он вскинулся – прямо над его головой беззвучно парила деревянная колода странного вида, в которой стояла во весь рост ведьма в платке и каких-то лохмотьях.

Избушка приподнялась на лапах и встряхнулась, будто завидевшая хозяина собака. Буланый тихо застонал и сунул морду еще глубже в заросли, лишь бы не видеть происходящего .

Паж отскочил в сторону и, пока колода мягко опускалась на траву, овладел собой настолько, что даже подал привычным жестом руку вылезающей через бортик даме. Ведьма, еще не старая бабка с игривым блеском в глазах, изящно на его руку оперлась и лихо выметнулась наружу.

- Ну что, мил человек? Сказывай, зачем пожаловал, зачем избушку мою пужал? Вон, она пол-поляны перекопала, уворачиваясь!

- Я не хотел, поверьте мне, мадам! Я просто хотел постучаться в дверь, как положено, и просить вашей помощи! – хрипло оправдывался он. – Но мне так и не удалось добежать до двери и понять, что вас нет дома!

- В дверь ему постучать… - ворчала бабка, направляясь к избушке. – Так я и дозволю кому ни попадя в двери колотить, взяли моду. Ишшо скажи, что двери надо ставить стеклянные, как тут у вас принято, а то сочтут асоциальным элементом. По мне, лучше уж элементом, чем придуть да полдома вынесуть… Эй, избушка, становись к лесу задом, ко мне передом, ать-два!

На «ать-два» из-за угла приплыло резное крылечко в три ступеньки, избушка брякнулась на землю и подобрала под себя лапы. Бабка поднялась к двери и, обернувшись, махнула рукой.

- Заходи уж, гостем будь, не знаю, как там тебя звать-величать…

- Эрнест, я в пажах у короля Потапа, - с готовностью представился обрадованный паж.

- Ишь ты, - подивилась бабка, взмахом руки разжигая лучину и печь одновременно. – Король, не царь, а имя нашенское? Ну ладно, не про то речь. Садь, поверечеряй со мной, потом расскажешь, что у тебя за беда.

 

Завтрак был такой же немудреный, как и ужин: хлеб, сыр и какой-то травяной отвар на меду.

- Ты все запомнил? – наставляла бабка с напоминающим об Испании именем. – За озером свернешь, на краю болота крикнешь – не забыл, что кричать?

- Да, я помню, бабушка, - отвечал Эрнест.

- Царю скажешь, что от меня. Ну а там все уж от тебя зависеть будет.

 

По полученной информации, змеиный царь существовал на самом деле, характер имел не лучший, да и имечко его наводило на размышления – звали царя Скопидом Семнадцатый. Но, как рассказала прибывшая из далеких земель в поисках спокойной жизни и социальных гарантий бабка, если настроение у монарха будет хорошее, то он вполне может помочь, тут как повезет.  

А искомое болото найти оказалось нетрудно. Труднее было решиться сойти с коня, чуть не наступившего копытом на очередную змеюку, растянувшуюся поперек дороги, и  пойти дальше пешим, потому что змей становилось все больше и больше. Остро жалея, что их повелитель не поселился где-нибудь на морском побережье, в той же Ницце, оставив подданных пресмыкаться на родине, паж осторожно пробирался между ними, пока под ногами не чавкнуло отчетливо. «Болото», понял паж и, перекрестившись, заорал что было сил:

- К его величеству Скопидому Семнадцатому от ее колдовской светлости Бабы Яго, ой, Бабы-Яги!

Минуту ничего не происходило, потом по болоту прошла рябь, змеи зашевелились и принялись сползаться. Эрнест окаменело смотрел, как они сплетаются друг с другом, образуя неширокий мост прямо от его ног, но не мог заставить себя сделать и шагу. Мост нетерпеливо колыхнулся, типа, иди давай.

- Простите, извините, я не хотел отдавить ваш хвост, не сочтите за наглость, прошу прощения, пардон… - паж успел, кажется, извиниться перед каждой змеей, на которую был вынужден наступить, но рептилии ничего, не протестовали.

 

Кто его знает, каков был Скопидом в своем настоящем обличии, но к гостю он вышел, оборотившись человеком.

 

*Перерыв по техническим причинам. Будет возможность, напишу сегодня еще*


rukella: (Default)

… Ветер в лицо… откуда тут взяться ветру… стена, рухнувшая стена… землетрясение, что ли… Аделаида!

Эрнест дернулся и застонал от боли в голове.

- Лежите, лежите, - раздался откуда-то сверху голос Минотавры. Паж приоткрыл глаза: ее высочество стояла над ним и, за неимением веера, обмахивала его здоровенным рыцарским щитом.

- Что случилось? – слабым голосом поинтересовался Эрнест, пытаясь приподняться. Принцесса отшвырнула щит и принялась помогать.

- Вы так неожиданно выскочили из-за угла, я просто не успела посторониться… - потупилась она смущенно.

- А звенело-то что? - уточнил он.

- Так вы ж на прадедушкины латы отлетели. Они рассыпались, а шлем вас по голове и стукнул…

Как иногда случается, вовремя упавший на голову предмет помогает по-новому взглянуть на вещи. Чаще, конечно, бывает наоборот, от утраты последних мыслей до летального исхода, так что автор считает своим долгом предупредить, что не стоит гулять где-нибудь под строительными лесами или по Петроградке зимой с подобными целями; Эрнесту, тем не менее, повезло. Его осенила мысль. Не то чтобы очень простая и не очень-то приятная, но других ждать уже не приходилось. Вторично может и не повезти.

Да и Аделаида Потаповна, оказавшаяся по пробуждении первой любви девицей самоотверженной и хваткой, того и гляди допечет королевского советника и организует дипломатическую переписку на предмет «в любви клялся – изволь жениться», а кому жениться-то? А ведь, окажись у змеиного царя сын подходящего возраста, вполне может и жениться, морозом по спине пробила пажа внезапная мысль. Треть королевства, плохо ли? Все равно Аделаида его в глаза не видела!

Испросил Эрнест отпуск со службы, оседлал коня и поехал прочь от дворца, подкинув ненаглядной сонет на прощанье. Не то у Шекспира, не то у Петрарки что-то подходящее к случаю одолжил, мол, не печалься, любимая, призвали меня заботы и труды ратные, но вернусь я к тебе, как только смогу, ты только жди, не отвлекаясь. Подписался «твой ЗП», змеиный принц, значит, не подумайте плохого, и убыл.

Прочитав проникновенные строки, Аделаида Потаповна разрыдалась в голос, аж сестры прибежали. Взяв с них крепкую клятву, что ни единой душе ни словечка, младшенькая рассказала им про загадочного влюбленного принца.

- Фу-у, змеи… - протянула брезгующая рептилиями Нимфодора.

- А хоть бы и змеи! – подбоченилась сестрица. – Ты бы слышала, какие слова он мне говорил! И про очи мои звездные, и про губы алые, влекущие, и про то, что любит меня безбрежно…

- Это как? – открыла рот Минотавра, мирно проспавшая все уроки географии и еще пары-тройки дисциплин.

- Это значит, что любовь его, как море, огромная, аж берегов не видать. – вздыхала Аделаида Потаповна.

Нимфодоре не давало покоя происхождение кавалера.

- А вдруг он урод какой? Ты ж сама говорила, темно было, ничего не видно?

- Будто конюх твой уж больно пригож! – вспыхнула негодованием младшая и пригорюнилась. – Так и слышу слова те заветные… каков бы с лица не был, а пошла бы за него, не раздумывая!

- Ну уж… - недоверчиво протянули сестры хором. – Так сразу и замуж, не глядючи?

- Вам вот кто говорил такое, а?

Они честно помотали головами, а Нимфодора впервые поймала себя на мысли, что живет как-то неправильно. Слова-то она всякие по ночам слышала, но про любовь, по сути, там ничего не было…

 

Дорога сама стелилась под ноги буланого коня, предвещая грядущие трудности. Где искать змеиного царя, Эрнест понятия не имел, но рассуждал, что нечисть всяко друг о друге наслышана, такое у нее свойство, вот и лез во всякие дебри, попутно расспрашивая селян, не водится ли у них какой бесовщины. Селяне понимающе оглядывали пригожего юношу с печальными глазами – не иначе, еще один безответно влюбленный надумал поискать не то героической славы, не то героической смерти, вечно у этих господ все не по-людски, - наводку же давали охотно. Но рекомендованный ими водяной ушел в глубочайший запой, русалки оказались круглыми дурами с темпераментом и интересами Нимфодоры, а к дракону Эрнест сам не поехал: дракон, хоть в некотором роде змеям и сродни, но недавно сожрал рыцаря в боевом облачении и с конем и теперь маялся несварением. Есть, может, и не станет, но и разговоры разговаривать тоже вряд ли расположен.

На очередном хуторе ему посоветовали наведаться в Черную Пущу, был тут у них такой лесок. Там, мол, какая-то ведьма завелась, по слухам, сама не местная, много где бывала, всякое видала. Может, и поможет чем от несчастной любви?


rukella: (Default)

В ожидании обильного общества старшая принцесса решила сделать небольшой перерыв в шашнях, надо же слегка восстановить репутацию. А вдруг кто достойный посватается? Тут не помешает умение мило розоветь и смущаться, а еще надо вспомнить, как это все делается.

 Минотавра тоже занялась делом, день-деньской пропадая на турнирном поле. Там что-то ухало и падало, дворец подпрыгивал, церемониймейстер жаловался королю, что ее высочество своими спортивными снарядами перепахала отлично подготовленное поле не хуже, чем танки под Прохоровкой. Не отрываясь от бумаг, Потап рассеянно разрешил предоставить для дочкиных упражнений общественный выгон. Общественность, правда, была не в восторге, пыталась как-то воспрепятствовать, даже собралась у выгона, но с первым же молотом, реактивно просвистевшим над головами, аргументы пропали вместе с самой общественностью. А нечего мешать руководству! Спортивная доктрина, понимать надо, всей нации срочно оздоравливаться!

Аделаида Потаповна переживала – змеиный принц не появлялся больше. Дурацкий турнир все поставил с ног на голову, Тавра-то, уработавшись за день, спала без задних ног, а вот впавшая во внезапное целомудрие Нимфодора маялась от бессонницы и ловила каждый шорох не хуже летучей мыши. Младшая сестра уже не сидела с расческой у окошка, а бродила по покоям, со вздохами вспоминая, какой страстный шепот лился из душистой, пьяной от ароматов цветущего жасмина темноты, какие волшебные слова кружили ее голову… Рассудительная принцесса натурально влюбилась, впервые в жизни, и невольно начинала размышлять насчет железных караваев и каменных башмаков. Что там еще бывает необходимо в таких случаях? Семь высоких гор, семь широких рек, интересно, каких именно…

- Ваше высочество, вы просили подобрать вам книги по землеописанию и естествознанию, - отвлек ее паж Эрнест, втащивший в покои принцессы целую охапку ученых трудов.

- Ах, это вы, Эрнест? – задумчиво сказала она. – Спасибо. Скажите там, я не буду обедать, пожалуй…

Он посмотрел на нее грустными глазами и удалился. Что он наделал! Он хотел только сказать ей о своей любви – а наворотил такое, что его ненаглядная тоскует теперь невесть по кому, по нечисти какой-то, про которую непонятно даже, водится ли такая в природе! И что делать? Признаться? В шутке или в помрачении рассудка? За такие шутки по морде бьют, а с умопомрачением дорога в дом умалишенных. Выгонят его из дворца, самое малое, и ему останется только умереть, не перенеся разлуки.

А тут еще Нимфодора со своей бессонницей! Не подойти незаметно к заветному окну, не позвать из темноты, не увидеть засиявших в ответ прекрасных глаз…

Паж повернул из коридора в галерею, и на него с металлическим звоном рухнула стена. 


rukella: (Default)

Вдоволь наглядевшись на расплывчатое пятно его лица, Аделаида Потаповна почувствовала настоятельную необходимость сказать что-то возвышенное.

- Я верю вам! – шепнула она с придыханием. – Я вижу в ваших глазах подтверждение ваших слов.

Хоть он и змееныш по происхождению, глаза-то у него всяко есть? Ну а раз есть, принцесса вправе разглядеть в них все, что ей угодно. Тем более, что от тихого голоса воздыхателя у нее давно уже волновалось что-то внутри: не то сердце трепетало, не то селезёнка ёкала.

- Я вас люблю! Я вас боготворю! Нет никого желаннее и ближе… - продолжал Эрнест шпарить из классиков вперемешку, не пытаясь  понять, почему она его не узнала. – Я помню, как сейчас, двенадцатого мая…

Неизвестно, чем бы кончилось дело, недалеко уже было и до рассвета, но тут заслушавшаяся Аделаида Потаповна опомнилась и решила прояснить принципиальный момент.

- Принц, вы полюбили меня, когда нашли мой волос? – строго спросила она.

- Э-э-э… - ответил пылкий влюбленный, судорожно соображая, при чем тут волос. Полюбил он принцессу, едва увидев перед собой прекрасные звездные очи, и с тех пор так и обожал, но при всем обожании не смог бы сказать, какая у Аделаиды Потаповны прическа – может, даже и ирокез. Она источала свет, в ней была вся его жизнь, какие тут могут быть детали? Эрнест был щедр в своей любви, он не различал подробностей в любимой женщине.

Неожиданный потомок змеиного царя пытался найти слова, но тут с тихим стуком распахнулось соседнее окно. Воркующая парочка по законам жанра прянула кто куда: принцесса невольно, паж осознанно.

Сначала из окна вылетели сапоги, потом выпорхнула куртка, затем раздались смачные поцелуи и, наконец, с подоконника в траву спрыгнул плечистый здоровяк в одних штанах. «До конюхов докатилась», раздраженно подумал про Нимфодору Эрнест и про себя обозвал ее нехорошим словом. Конюх подобрал пожитки и, заметно пошатываясь от усталости, убрел в сторону своего рабочего места.

По округе прошел приглушенный гул – это зевала проснувшаяся Минотавра. Паж понял, что сейчас начнут подыматься все дворцовые обитатели и почел за лучшее тихо растаять в саду. Принцесса вернулась к окошку и несколько раз окликнула темноту, но дождалась только недовольного ворчания засыпающей Нимфодоры и появления служанки с кувшином горячей воды. Змеиный принц исчез, как сон, а она так и не увидела его лица…

 

- Дочери мои! – начал король Потап торжественно. – Я собрал вас здесь, чтобы сообщить прекрасную новость – сто тридцатый, юбилейный турнир пройдет у нас в королевстве!

Принцессы минутку помолчали, по-своему проникаясь важностью момента, потом Нимфодора муркнула, как кошка, завидевшая целое корыто сливок - все не съесть, но постараться надо:

- Папенька, а много ли участников ожидается на турнире?

- Тебе хватит, и сестрам останется, - неконкретно отрезал король. Минотавра, что-то обдумав, встряла со своим интересом:

- А молоты метать будут? – поинтересовалась она. Потап смерил среднюю дочку взглядом – и в кого только уродилась, богатырка, с такой если кто и справится, то, действительно, метатель молота. Или там инеистый великан какой-нибудь, но с этим сложнее, у них, по слухам, нелетная погода на ближайшие полвека.

- Будут. Лично прослежу, - пообещал он. – Вообще-то в программу турнира такие соревнования не входят, но для разогрева публики… думаю, уладим. Еще вопросы есть?

- Папенька, а где живет змеиный царь? – выступила младшенькая, повергнув отца в ступор. Неплохо изучив все их фанаберии, король был готов ко всему, но змеиного царя в связи с предстоящим турниром никак не ожидал. Впрочем, и вне турнира – тоже. Подумав, он переадресовал вопрос стоящему рядом советнику:

- Где проживает мой венценосный… э-э-э… собрат?

- Это тонкий момент, ваше величество… - замялся тот. – Дипломатические отношения между нашими государствами до сих пор не налажены…

- Наладить и доложить! – распорядился король, чувствуя, что мозги начинают закипать, даже корона нагрелась. – Да не мне, мне-то на кой, вот ей доложишь! Все, разговор окончен.

И быстро, пока снова не остановили, удалился в неприметную дверку позади трона.



rukella: (Default)
- Аделаидушка! – решившись, наконец, воззвал Эрнест отчаянным шепотом из темных кущ. Не вдруг очнулась красавица от своих дум, а повысить голос он боялся: еще услышит кто нежелательный, помешает. Вот и шептал, пока не добился своего.
- Кто там? – поинтересовалась принцесса, отбрасывая от лица пряди потрескивавших, льнущих к черепаховому гребню волос.
- Это я, моя прелесссть… - вырвался из груди непривычного к долгому такому способа говорить пажа какой-то змеиный шип.
- Кто – я? – Аделаида Потаповна удивилась, все же сад, как-никак, охранялся, но голос был ей решительно не знаком. – Отчего вы шипите, сударь?
- Потому что я сын змеиного царя! – ляпнул Эрнест невесть с чего. Он и сам испугался, аж рот ладонью захлопнул, опасаясь, что оттуда вырвется еще какое-нибудь неординарное признание. Зато принцесса заинтересовалась, даже про расческу забыла, встала со стула и перевесилась через подоконник. Позу, впрочем, постаралась принять максимально томную: ручка под щечку, губки бантиком.
- И что вы здесь делаете? – спросила она, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь. Вроде бы маячит светлое что-то в густой тени… Эрнест растерялся окончательно.
- Я люблю вас, люблю я любовью безбрежною, нежною… - почему-то на ум, кроме Ростана, никто не пришел, и хорошо – столь мечтательный вздох слетел из окна.
- Но отчего вы, принц, не желаете показаться мне? Я бы хотела увидеть вас, чтобы понять, стоит ли вам верить, - проворковала дева с некоторой претензией в голосе. Вот этого-то паж и опасался – он же не знал, что возлюбленная не сумеет его опознать не то что ночью, а и среди бела дня! Он полагал ее существом неземным, отстраненным от всего обыденного, столь дивен был ее всегда туманный взор: будешь тут туманным и отстраненным, если на расстоянии вытянутой руки все плывет. Но очки Аделаида Потаповна полагала аксессуаром грубым, а она же волшебная дева, правда? Ничего, если пару раз в день и запнется обо что-то, окружающие спишут на задумчивость, а если у окна сидеть побольше, так и вовсе никаких проблем.
Ничего это Эрнест не знал, поэтому у него даже горло перехватило, когда он, поддаваясь воле возлюбленной, шагнул из спасительной тени в падающий из окна принцессы свет и медленно поднял голову. Наступила мучительная пауза.

rukella: (Default)

Принцесс было три - Нимфодора, Минотавра и Аделаида Потаповна, и король регулярно думал, как хорошо жилось бы ему, будь он бездетен.

Старшая принцесса нравом отличалась крайне блудливым и, пока женихов не случилось, успешно крутила шашни с конюшими, ловчими, стремянными и пажом Эрнестом. Папа пробовал ее стыдить, даже пороть, но стыда у дочери было не больше, чем совести, а после порки ее голубые, безмерно глупые глазки заволокла такая мечтательность, что король понял – извечное средство вразумления доставило Дорочке немало радости, что в его планы никак не входило.

Средняя тоже строила глазки каждому носителю штанов, попадающемуся ей на глаза, но успеха Нимфодоры не имела: без причины такое имя не дадут. Когда Таврочка начинала кокетничать, стены дворца нервно вздрагивали, а объект ее воздыханий давал стрекача сразу, не дожидаясь, пока она пустит в ход тяжелую артиллерию.

Аделаида Потаповна предавалась грезам. Целыми днями она сидела у открытого, если погода позволяла, или закрытого в непогоду окошка и чесала долгую русую косу. Нянька-дура в детстве читала ей множество волшебных сказок, и образ длиннокосой Рапунцель прочно перемешался в голове принцессы с еще какой-то девой, что пускала золотые свои волосы лететь по ветру, какой принц ухватит волосок – тот и жених.

До успехов Рапунцель Аделаиде Потаповне было еще далеко, на ее косе можно было подняться только на первый этаж, и то, если подпрыгнуть, но она не отчаивалась.

Под ее окном бродил в темном саду страдающий паж Эрнест. Причин для страданий у него имелось целых две, он был сложной мятущейся душой, как сам любил себя характеризовать – так, мол, и так, я вам не кто-нибудь, а сложная мятущаяся душа; так вот, метался он между неземной любовью и примитивной похотью. Похоть была Нимфодорина, а любил он Аделаиду Потаповну. Возлюбленная же, выкатив коровьи очи, мечтательно смотрела вдаль, совершенно не желая замечать мятущегося по саду пажа. Однажды, еще надеясь на взаимность, паж Эрнест засек направление ее взгляда, прикинул расстояние, оседлал коня и поскакал в ту самую даль, куда его ненаглядная всегда так пристально смотрела. Выехал там на холм, отыскал глазами дворец и окно младшей принцессы, полдня гарцевал, простирал руки – даже стихи читал, хотя понимал, что она его не услышит.

Не только не услышала, а и не увидела. Аделаида Потаповна была крайне близорука, но предпочитала этого не афишировать.



September 2015

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829 30   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:59 pm
Powered by Dreamwidth Studios