rukella: (Default)
[personal profile] rukella
Будучи убежденным консерватором в своих пристрастиях, я разочаровываюсь в них с трудом и мучительно. Вот и увидев иллюстрации к «Полуночи», долго думала, может, помолчать уже в тряпочку? В конце концов, работы Арвентур мне по душе, хотя свободный фик-арт ей удавался явно лучше. Ну да, собственные муки над одной-единственной иллюстрацией убедительно доказали мне, что иллюстратор – это все-таки отдельная сторона таланта. И в целом Арвентур удается – и поймать момент, и выдать не самые статичные позы, и (для меня вообще высший пилотаж) сделать лицо персонажа похожим в разных ракурсах.
Но зря, зря мы так гнали художника быстренько отрисовать все, что запланировано. Или надо было выпускать книгу раньше и без этого. Удалась только первая картинка, с Левием и Робером.
Робер, надо отметить, со времен «Шара судеб» изменился в лучшую сторону, правда, там его перекошенное лицо можно списать на шок и потрясение, так что не будем вдаваться в подробности. В «Полуночи» он, даже расхристанный, производит хорошее впечатление, да и Левий убедителен, несмотря на то, что с рукой у него действительно что-то не то. Но вот дальше…
В сцене повальной драки бунта лучше всего автору удалась архитектура, все достаточно убедительно дерутся и толкаются со всеми, но вот зачем персонаж, лежащий справа, бьет себя по лбу рукоятью кинжала, мне лично непонятно.
Если выживет, головная боль ему обеспечена.
На иллюстрации, где найери с кем-то курносым, особенно хороши лилии.
Хвост тоже ничего, но виток справа явно лишний. Вот он начинается чуть пониже э-э-э… ягодиц (вспомнила анекдот про двух рыбаков и русалку: - Зачем?! – А как?!), уходит влево и вверх, обвивая колени мужчины, плавно утоньшаясь, и по логике событий должен где-то там и сойти на нет, если вспомнить найери в Агарисе, их хвосты так и выглядят, но тут откуда-то берется еще один виток, причем чересчур толстый, и оказывается у хозяйки под задницей. Мужчина, в целом, хорош, вполне мечта поклонниц дамских романов («он обдал ее жаром горячего юного тела», да), но курносый нос и подштанники сбивают меня с романтического настроения. Не то чтобы я была против курносых мужчин в жизни, в конце концов, мой собственный муж давно расстался с чеканным профилем и носит кривой свернутый нос, что поделать, профессия способствует, ну так это в жизни. Ладно, пусть, пусть. Признаем Марселя курносым и попросим больше не поворачиваться профилем.
Дальше начинается особый песец. Вот он пришел, настал, потом, видимо, помер и в состоянии трупного окоченения в неудобной позе оказался у Лионеля на руках.
Лионель безупречен. Антураж убедителен. Несколько неубедительны тени на брусчатке, но это пустяки по сравнению с тем, кто, судя по всему, должен изображать Луизу не то в обмороке, не то бездыханную. Во-первых, как многие отметили, деревянная шея. Голова должна была или запрокинуться, или упасть на грудь. Еще могла привалиться к плечу Лионеля, кстати, если бы он держал ее чуть иначе. Эта окостеневшая шея держит голову с таким лицом, что выражение на этом лице уже не суть важно. Откуда у Луизы (да хоть бы и у Селины, мало ли кто так не удался автору) брови, достойные последней Белоснежки, история умалчивает, на портрете Луизы с дочкой и Айрис госпожа Арамона пусть и не блистающая красотой, но очень интересная дама средних лет. С другой стороны, кто его знает, что именно привело к данной сцене? Может, у другого кого вообще морды лица бы на месте не было. Дальше – рука. Рука означенного тела короче, чем нужно, примерно на четверть. И, в принципе, я бы выгнула ее не на зрителя, потому что в эту сторону она не выгибается, хотя складки в районе локтя говорят об обратном, да и кисть можно было бы уронить более выразительно. Пальцы руки Лионеля подмышкой Луизы тоже стоило бы разомкнуть, ну да ладно, может, у него перчатка не великовата. Собственно корпус лежит достаточно естественно, а вот дальше начинается что-то странное. То ли юбки из стоящего колом материала, то ли что, но вместо того, чтобы обрисовать колени и ноги, ткань юбки как-то плавно парит над ними.  Второе – ног у тела тоже нет. Если правая еще может скрыться за подолом и уйти за край рисунка, то левая, если прикинуть, должна бы выглянуть хоть пяткой. Не выглядывает. Хотя должна. Зато сзади явно должен открываться пикантнейший вид на панталоны бесчувственной дамы, так как, хоть Лионель и ухватил ее под колени, о чем свидетельствует, в том числе, и складка, но юбка с заднего фасада могла бы и показаться зрителю, иначе создается впечатление, что она задралась повыше колен. Вот насчет волос я ничего не возражу – рассыпавшиеся густые косы не обязаны немедленно расплестись, а повиснут они именно так, как велит сила тяготения.
Рассмотрев подробно пятую иллюстрацию, пришла к выводу, что она, в целом, вполне недурна. Валентин решителен (и недурен собою), лошадь его, хоть и щекаста, и смахивает на тяжеловеса, но не всем же на морисках скакать, может, больше не на ком было? И даже упавшая коняга Валентинова оппонента не так чтобы тонет в болоте в дороге, подумаешь, под ней некоторая вмятина образовалась, это уж как упасть. Всадник, которому она придавила ногу, еще этого не понял и лежит в свободной позе, явно прикидывая, долго ли эта кобыла будет тут валяться. Ничего, судя по всему, Валентин решит его проблему раньше.
А теперь мне очень хочется прочитать, что же именно происходит на этих иллюстрациях, и пожелать Арвентур творческих успехов. Она может куда лучше. Будем считать, високосный год подсюропил, чего там. 

September 2015

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829 30   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:41 am
Powered by Dreamwidth Studios